"ВАМ ПИСЬМО" Фотодокументальная выставка, основанная на фронтовых  письмах из собрания Музея битвы за Днепр, ко Дню всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны


Фронтовое письмо — это бесценный документ эпохи.

 

Несмотря на то, что прошло больше семидесяти пяти лет, фронтовые письма передают нам военное прошлое в ощущениях людей воевавших и живших во время войны.
Люди, отправлявшие свои весточки, и не думали, что некоторые из их писем окажутся в музее действительно как маленькие памятники той прошедшей войны. В нашем музее хранятся письма Мельниченко Антона Макаровича, Лучицкого Бориса Николаевича, Захаревского Леонида Петровича, Федченко Федора Дмитриевича, Метелева Венедикта Федоровича, Мазина Валентина Семеновича, Мазина Николая Семеновича, Кондрашова Алексея Васильевича, Скляренко Алексея Степановича, Шестакова Александра Петровича, Мельника Михаила Ивановича и многих других. Солдатские треугольники писем стали историей, в них отрезки частной жизни участников той войны.
К появлению известных всем фронтовых треугольников привела нехватка конвертов в то время. Эти треугольники были самыми долгожданными весточками и для оставшихся в тылу родственников, и для самих фронтовиков. Они несли надежду на то, что родной человек жив, мечты о скорой встрече, о возвращении к мирной жизни. Эти письма не имели почтовой марки и доставлялись совершенно бесплатно. В первые дни войны был установлен порядок приема почтовых отправлений, адресованных воинам действующей армии. Письма, карточки и бандероли отправлялись бесплатно. При всех почтовых отправлениях на фронт следовало указывать номер полевой почты, номер полка, место службы и фамилию бойца. В случае гибели адресата на письме ставилась пометка, и оно возвращалось отправителю.
Содержание частной почтовой переписки контролировалось на государственном уровне. Цензура в годы войны была тотальной. Цензоры вымарывали из писем бойцов информацию о месте дислокации воинских подразделений, их составе и численности, сведения о командном составе и потерях на фронте. Пристальное внимание уделялось контролю за моральным состоянием бойцов, в переписке не допускались упаднические и пессимистические высказывания. Остается только догадываться, что показалось недопустимым к прочтению в письме Кондратьева Владимира Яковлевича, форсировавшего Днепр в составе 61-й армии, – плотным слоем зеленого карандаша военной цензурой было зарисованы несколько строк.
Величие подвига писавших фронтовые письма не сравнимо ни с чем. Но в письмах нет и намеков на то, что кто-то из них шел на подвиг. Выцветают чернила, блекнут карандашом написанные слова, номера военных полевых почт, давно уже исчезли и те адреса, но в памяти народа эти письма с фронта сохраняют имена и несут неподдельную искренность писавших. До сих пор письма с фронта, обожженные, надорванные, полуистлевшие, трогают нас до глубины души. Бесхитростные и пестрящие ошибками строчки откорректировало Время. И они стали самыми искренними достоверно-человеческими документами эпохи.
В фондах Музея битвы за Днепр хранится около 200 фронтовых писем. Всего за годы войны было написано десять миллиардов семьсот миллионов писем. Поднимись этот треугольный клин в небо — в нем не осталось бы просвета. Только боль… И только любовь…
Написал я то, что надо,
А увижусь — доскажу.
А теперь письмо солдата
Треугольником сложу.
Угол первый — самый главный.
Этот угол я загну,
Чтоб с победою и славой
Мы окончили войну.
Я сложу края второго.
Вот и вышел уголок,
Чтоб вернуться мне здоровым
На отеческий порог.
Ну а третий, ну а третий
В честь твою сложу скорей,
Чтоб тебя, как прежде встретить
И назвать тебя своей.
Так лети с приветом жарким
На заветное крыльцо,
Треугольное, без марки
Фронтовое письмецо.
 

 

 

86